Обязательства по возврату имущества кредитора (однородного имущества)

Под прекращением рассмотрения судом вопроса о несостоятельности понимают отзыв кредитором претензий к лицу, выступающему в качестве ответчика. Основания для отказа прописывает ст. 57, ФЗ РФ №127-РФ «О несостоятельности».

Но исчерпывающего пояснения в отношении методов удовлетворения всех претензий кредиторов, рассматриваемая статья не дает. Важные пояснения содержит п. 11, Постановления Пленума ВАС РФ №35, от 22 июня 2012 г. Именно этот документ является основой ведения всех дел о банкротстве, при рассмотрении которых возникает необходимость в прекращении самой процедуры.

Дело о несостоятельности закрывают при наличии следующих оснований:

  1. Платежеспособность должника восстановлена. Такое возможно, если своевременно были приняты меры в рамках наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления. Суд принимает решение о том, что должник способен оплатить долг (оплата произведена) и дело закрывают.
  2. Заключение сторонами мирного соглашения. Достигнуть взаимопонимания кредитор и банкрот могут на любой стадии дела о несостоятельности. Расторжение такого соглашения также возможно.
  3. Претензии истца не обоснованы и не законны (недостаточность доказательной базы).
  4. Истец от всех претензий отказался. Прекращение обязательств (банкротство физических лиц) перед кредитором.
  5. Произошел возврат всех займов и кредитов.
  6. Отсутствие у должника средств для оплаты долгов.

В судебной практике возникают ситуации, требующие прекратить дело и по иным основаниям. Иногда, закрытие дела является методом борьбы с неправомерным банкротством, фактами мошенничества (когда процедуру используют с корыстной целью).

Заявить о желании прекратить сам процесс или выйти из него может каждый участник. Для этого необходимо подать соответствующее требование Арбитражу.

Основанием для его подачи являются:

  • наличие процедуры, связанной с обжалованием ранее вынесенного постановления суда (ст. 52, ФЗ РФ 3127-ФЗ);
  • подача иска на решение, принятое собранием кредиторов;
  • иные факторы.

Решение приостановить дело становится препятствием для ведения процесса и принятия актов,  о которых говорится в ст. 52 ФЗ РФ №127-ФЗ. Но определения иного рода, касающиеся дела напрямую, все же принимаются. Препятствий для их вынесения не существует.

Главным последствием прекращения производства по делу о банкротстве является сохранение статуса гражданина.

Поскольку процесс не завершен, то в обязательных юридических документах, имеющих связь с финансированием и банковскими операциями, необязательно указывать о несостоятельности.

Определение суда по делу выносится на основании п. 9, ст. 45 ФЗ РФ №127-ФЗ. После этого все ограничения финансового плана с должника снимаются. Он может брать займы, занимать руководящие должности и т.п.

При этом незавершенность процедуры банкротства, является поводом для повторного возбуждения дела о таковом, раньше установленного пятилетнего срока.

Это означает, что, если потенциальный банкрот в 2019 г. не был признан таковым, то в 2020 г., при условии накопления им невыполненных финансовых обязательств, в отношении него вновь начинается судебный процесс. Установленный пятилетний срок, до истечения которого нельзя подавать иск о повторном банкротстве, не учитывается.

Прекращение производства по делу о банкротстве – нередкое явление в судебной практике. Гражданин может вернуть долг или договориться с кредитором еще до признания несостоятельным. В этом случае, дело, главным фигурантом которого он являлся, закрывают.

Главная цель введения потребительского банкротства — предоставление привилегии неплатежеспособному гражданину-должнику, которая заключается в изменении объема и срока исполнения обязательств (реструктуризация долгов гражданина) или прекращении таких обязательств (освобождение от долгов).

Как следует из пояснительной записки к проекту Федерального закона N 105976-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника» {amp}lt;2{amp}gt;

В соответствии с пунктом 1 ст. 407 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным данным Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В соответствии с пунктом 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» {amp}lt;5{amp}gt; после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

Таким образом, завершение расчетов с кредиторами гражданина, признанного банкротом, является дополнительным основанием для прекращения соответствующих обязательств.

Прекращение дела о банкротстве физических лиц, последствия для гражданина

Следует определиться, с каким именно юридическим фактом связывается прекращение обязательств должника: с завершением расчетов с кредиторами или с судебным определением о завершении реализации имущества гражданина.

Как нам представляется, правопрекращающим юридическим фактом должно быть определение суда о завершении реализации имущества гражданина, поскольку, во-первых, такое определение является единственным понятным подтверждением факта завершения расчетов; во-вторых, не исключено, что после завершения расчетов, но до вынесения определения суда, может потенциально возникнуть новое имущество, за счет которого будут продолжены расчеты с кредиторами; в-третьих, суд может не согласиться с фактом завершения расчетов и отказать в вынесении соответствующего определения.

Освобождение от исполнения обязательств должника в связи с его несостоятельностью имеет в своей основе современное представление о лице в гражданском праве как о держателе обособленного имущества. Если это так и кредиторы имеют предметом своих притязаний не личность должника, а его имущество, то логичным является вывод об отделении той самой имущественной обособленности от личности с предоставлением кредиторам права на получение всей этой обособленности для раздела между ними {amp}lt;7{amp}gt;.

Удовлетворившись за счет этой имущественной обособленности и тем самым уничтожив ее, кредиторы, вступающие в отношения с ней, должны признать последующую невозможность исполнения своих требований; все иное (будущее) имущество должника по существу представляет собой уже новую имущественную обособленность, на которую предшествующие кредиторы претендовать не могут.

Такое переложение части рисков несостоятельности должника (имущественной обособленности) на кредиторов больше отвечает современным представлениям об имущественном обороте, строящемся на началах равенства, автономии воли и самостоятельного участия в гражданском обороте в своем интересе, чем сосредоточение всех указанных рисков на должнике. Полагаем, что именно эти начала являются материальными основаниями для участия кредитора в рисках неплатежеспособности должника.

Предлагаем ознакомиться  Замена прав что для этого нужно

В подтверждение нашей логики приведем также определение конкурсного кредитора, сформулированное Г.Ф. Шершеневичем, которое, на наш взгляд, объясняет и саму суть конкурсного процесса: «Под конкурсными кредиторами разумеются только личные кредиторы, которые, вступая с должником в сделку, имели в виду его состоятельность, т.е. вообще все его имущество, а не отдельную какую-либо вещь, как особое обеспечение» {amp}lt;8{amp}gt;.

Интересно, что уже в Уставе о банкротах, принятом в России 19 декабря 1800 г., для несчастных банкротов предусматривалось освобождение от долгов: «Все имевшиеся на нем по то время требования, какого бы звания ни были, уничтожаются так, что впредь по оным нигде как на нем, так и на жене, детях и наследниках его никакого взыскания не чинить» {amp}lt;9{amp}gt;.

Выше мы предположили, что равенство, автономия воли, участие в гражданском обороте в своем интересе являются материальными основаниями для переложения части рисков неплатежеспособности должника (в случае с гражданином — через освобождение от обязательств) на кредитора. Между тем отдельные требования не подчинены общей модели прекращения в связи с завершением реализации имущества гражданина.

Законодатель устанавливает ряд требований, для которых недопустим такой способ прекращения обязательств, как завершение реализации имущества гражданина, признанного банкротом, а именно:

  • текущие требования (стечение кредиторов на недостаточную конкурсную массу является причиной открытия банкротных процедур и предопределяет их цель — это расчет с собранными кредиторами; текущие кредиторы вступают в отношения уже после стечения кредиторов и, следовательно, не должны пользоваться общим с конкурсными кредиторами режимом, они имеют своим контрагентом уже обновленного должника, предшествующая имущественная обособленность которого отделена и не предназначена для распределения с учетом прежних кредиторов);
  • требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (в таких случаях возмещение вреда хотя и происходит имущественным способом, но в основе своей имеет не обычное хозяйственное (деликтно-имущественное {amp}lt;10{amp}gt;) отношение, характеризующееся учетом потенциальных рисков перераспределения последствий несостоятельности должника, а отношение из причинения вреда личности, в связи с чем к нему не должна применяться общая модель распределения рисков в современном обороте);
  • требования о выплате заработной платы и выходного пособия (отношения власти и подчинения, свойственные трудовому праву и не свойственные гражданскому праву, также не позволяют рассматривать работника в качестве обычного кредитора, вступающего в отношения с должником на равных, и применять стандарт распределения рисков неплатежеспособности должника, адекватный для хозяйственных (равных) отношений);
  • требования о возмещении морального вреда (в целом объяснение аналогично тому, что предложено выше для требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью);
  • требования о взыскании алиментов (в этом случае кредитор находится в известной зависимости от должника по алиментному обязательству, что также не позволяет рассматривать его в качестве типичного гражданско-правового кредитора, вступающего в имущественные отношения с должником на равных и несущего наравне с ним последствия его неплатежеспособности);
  • иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора (очевидно, законодатель подразумевает, что все требования, неразрывно связанные с личностью, характеризуются определенным неравенством кредитора по отношению к должнику, поэтому они не подлежат прекращению);
  • требования о привлечении должника к субсидиарной ответственности в качестве контролирующего лица (освобождение от обязательств как способ распределения рисков неплатежеспособности должника допустимо в стандартных взаимоотношениях добросовестного должника с кредиторами, не связанных с совершением умышленных правонарушений, преследуемых по закону; иными словами, законодатель не может предоставлять привилегию тому, кто умышленно нарушает его же предписания);
  • требования о возмещении должником убытков, причиненных им умышленно или по грубой неосторожности юридическому лицу, участником или членом коллегиальных органов которого данный гражданин являлся (объяснение аналогично предыдущему);
  • требования о возмещении должником убытков, причиненных им умышленно или по грубой неосторожности в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей арбитражного управляющего в деле о банкротстве (объяснение аналогично предыдущему);
  • требования о возмещении вреда имуществу, причиненного должником умышленно или по грубой неосторожности (объяснение аналогично предыдущему);
  • требования о применении последствий недействительности сделки, признанной недействительной на основании ст. 61.2 или ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (объяснение аналогично предыдущему);
  • требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина (они выводятся из круга прекращаемых требований по тому мотиву, что потенциальное удовлетворение требования из имущественной обособленности, зафиксированной на момент открытия производства, — это то, что противопоставляется кредитору при прекращении обязательства должника перед ним после завершения реализации его имущества; следовательно, если такого удовлетворения даже потенциально не могло быть, то нет и оснований для прекращения обязательства).

Образец ходатайства в арбитражный суд

Ходатайствовать о прекращении дела вправе должник или кредитор.

Заявление к Арбитражу составляют по определенному образцу:

  • шапка;
  • основная часть (суть требования);
  • заключительная часть.

В Арбитражный суд ___________ области

г. __________________________________

Прекращение дела о банкротстве физических лиц, последствия для гражданина

Истец: ______________________________

адрес: ______________________________

Ответчик: ___________________________

Третье лицо: _________________________

Дело № _____________

ЗАЯВЛЕНИЕ

о прекращении производства по делу

Я _______________________(ФИО) на основании (перечисляются ст. АПК РФ  ФЗ РФ №127-ФЗ) прошу прекратить дело о банкротстве в отношении ответчика __________________(ФИО) о _____________________________ (указывается предмет спора, перечисляются все касающиеся дела нюансы), по делу № _______.

Последствия отказа от иска, предусмотренные ст. 150 АПК РФ, понятны

Дата ____________                                                                                                       Подпись___________

Заявление может быть составлено в произвольной форме, но лучше, если над его содержанием поработает профессиональный юрист.

Помимо данных об ответчике, истце и других заинтересованных лицах, суде,  в иске упоминают иные факты, могущие что-либо значить для дела и повлиять на решение суда:

  • обстоятельства дела (когда была начата процедура, кем инициирована, в чем состоит суть конфликта);
  • нормы закона, на которые ссылается заявитель, требующий прекратить процесс;
  • требования заявителя, если таковые имеются (одно из требований – закрыть дело, но могут быть поставлены также и условия, выполнение которых станет поводом для прекращения судебного процесса или отмены заявления);
  • приложенные к иску документы.

Завершают заявление проставлением подписи и даты.

В качестве приложения заявитель вправе использовать:

  • отчет внешнего управляющего о состоянии имущества;
  • свидетельство об образовании юрлица, ИП;
  • документы, которые подтверждают право его на иск (судебные постановления, в которых указаны инициалы заявителя, иные бумаги, свидетельствующие о причастности к делу);
  • запротоколированную запись собрания кредиторов;
  • перечень требований, вынесенных для рассмотрения судом при рассмотрении процедуры.
Предлагаем ознакомиться  Зачет взаимных требований трехсторонний образец

Зачет прекращенного обязательства

Подлежит ли прекращаемое обязательство идентификации в определении суда о завершении реализации имущества гражданина? Как следует из нормы пункта 3 ст. 213.28 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», после завершения расчетов с кредиторами обязательства, в том числе не заявленные в ходе процедур банкротства гражданина, будут считаться прекращенными.

В проанализированных нами судебных актах суды не конкретизировали прекращаемые обязательства {amp}lt;6{amp}gt;.

Очевидно, что с момента завершения реализации имущества гражданина-должника обязательство, от исполнения которого должник освобожден, не может быть зачтено в счет встречного обязательства кредитора перед должником, так как возможен зачет только существующего требования. Однако зачет после введения реструктуризации долгов, но до завершения процедуры реализации имущества гражданина будет противоречить введенному мораторию (п. 1 ст. 213.

Подлежит ли применению данная норма в случае банкротства граждан?

В этом случае прекращение обязательства не позволяет применить указанную норму в силу того, что у кредитора отсутствует (прекращено) право требования, для исполнения которого предполагается обратить взыскание на имущество должника. Применительно к банкротству юридических лиц законодатель не указывает прямо на прекращение обязательств (освобождение от их исполнения), а говорит лишь об их погашении и предоставляет дополнительную возможность обращения взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц.

Следовательно, законодатель не считает обязательства прекращенными после их погашения. Сама по себе возможность обращения взыскания на имущество, незаконно отчужденное третьим лицам, есть, по существу, проявление следования обременения, получаемого кредитором по отношению к имуществу должника. Такое обременение потенциально принадлежит любому кредитору, поскольку любой должник отвечает всем своим имуществом.

Однако юридическое обеспечение подобного обременения должно иметь основание в законе. Если речь не идет о залоговом обеспечении требования, то соответствующее обременение может возникать в силу ареста (п. 5 ст. 334 ГК РФ). Принимая во внимание, что с введением отдельных процедур банкротства, в частности конкурсного производства, должник лишается права распоряжения своим имуществом, причем такое лишение направлено на удовлетворение интересов кредиторов через своего доверительного управляющего (конкурсного управляющего), можно обнаружить сходство последствий введения процедур банкротства (коллективный арест) с индивидуальным арестом.

Из этого следует объяснение возможности кредиторов, не получивших удовлетворения своих требований в полном объеме, обращать взыскание на имущество должника, незаконно отчужденное третьим лицам, которое, по сути, представляет собой предметы залога в обеспечение требований конкурсных кредиторов (п. 5 ст. 334 ГК РФ).

Сама по себе ликвидация основного должника не будет препятствовать обращению взыскания на такие предметы залога, если иметь в виду, что с даты введения соответствующей процедуры банкротства можно предполагать автоматическое «предъявление требования» об исполнении в отношении всего имущества должника, в том числе отчужденного третьим лицам;

при этом согласно позиции, изложенной в п. 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 г. N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» {amp}lt;16{amp}gt;, предъявление требования об обращении взыскания на предмет залога (установление залогового требования) до ликвидации основного должника препятствует прекращению права залога в связи с такой ликвидацией.

Кроме того, ст. 419 ГК РФ допускает отклонения от общего правила о прекращении обязательства при ликвидации юридического лица. В частности, это случаи, когда исполнение обязательства возлагается на иных лиц. Как нам представляется, возможность обращения взыскания на имущество, находящееся во владении третьих лиц, а при его отсутствии — предъявления требования о выплате соответствующей стоимости может рассматриваться как один из случаев возложения исполнения соответствующего обязательства на таких третьих лиц.

Последствия пересмотра определения о завершении реализации имущества гражданина

  • недобросовестность, проявленная в данном деле о банкротстве (привлечение гражданина-должника к административной или уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, фиктивное или преднамеренное банкротство, совершенные в данном деле о банкротстве; непредоставление необходимых сведений или предоставление заведомо недостоверных сведений финансовому управляющему или арбитражному суду, что установлено судебным актом в рамках указанного дела о банкротстве);
  • недобросовестность, проявленная до возникновения дела о банкротстве (правила об освобождении от исполнения обязательств не применяются, если при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, должник действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, допустил злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил свое имущество).

Что касается второй группы препятствий к освобождению от исполнения обязательств, то здесь отдельный интерес вызывает вопрос о том, идет ли речь о сохранении всех обязательств должника или только об обязательстве, в рамках которого проявилась недобросовестность (мошенничество в части указанного требования, уклонение от уплаты налогов для соответствующего требования об уплате обязательного платежа, сообщение ложных сведений при предоставлении кредита для требования о возврате кредита).

Пожалуй, только последнее основание (сокрытие или уничтожение своего имущества) позволяет говорить об отказе в освобождении от исполнения всех обязательств. В остальных случаях, учитывая, что отказ в освобождении от исполнения обязательств является санкцией (ответственностью), его следует конкретизировать применительно к соответствующему требованию, так как неясность норм об ответственности должна толковаться в пользу привлекаемого к ней лица.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 30 июня 2011 г. N 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» {amp}lt;11{amp}gt; перечень случаев, препятствующих освобождению от исполнения обязательств, дополнен еще одним обстоятельством — принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств.

Можно предположить, что соответствующее разъяснение в той мере, в какой оно не вступает в противоречие с изменившимся законодательством, сохраняет свою силу и в настоящее время. По своей квалификации принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств весьма близко к мошенничеству, поэтому и сегодня оно должно служить препятствием к освобождению от исполнения обязательств.

Под процентами для целей освобождения от обязательств понимаются как проценты за правомерное пользование денежными средствами, предусмотренные договором или ст. 317.1, 809, 823 ГК РФ, так и проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предусмотренные ст. 395 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 4 ст. 329 ГК РФ прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства, если иное не предусмотрено законом или договором.

Вывод о прекращении дополнительных обязательств можно обосновать ссылкой на их зависимый характер.

Предлагаем ознакомиться  Как правильно включить свои требования в реестр требований кредиторов

Между тем условиями договора (в том числе обычными, т.е. содержащимися в законе), из которого возникло основное обязательство, может быть предусмотрено, что утрата обеспечения (акцессорного обязательства) предоставляет кредитору по основному долгу секундарное право на досрочное истребование долга или отказ от договора.

Для решения обозначенного вопроса в первую очередь следует подразделить реституционные требования на две разновидности: реституцию владения и денежную (стоимостную) реституцию. Если при исполнении денежной реституции потенциально можно говорить о близости соответствующего требования с обязательственным требованием, то при исполнении реституции владения само по себе отсутствие у должника права на подлежащую возврату вещь не позволяет говорить об обязательственном характере требования.

Несмотря на то что при реституции титул владения не выясняется и тот, кто получает от должника вещь, может не быть собственником, т.е. не обязан защищать свое вещное право, это обстоятельство еще не свидетельствует об обязательстве. Реституция, которая имеет вещную, а не обязательственную природу владения, вполне может рассматриваться как один из случаев защиты владения.

В свою очередь, мы исходим из того, что конкурсное право имеет дело с обязательствами должника, подлежащими исполнению из его конкурсной массы, следовательно, вещные требования к должнику, в частности требование о возврате переданной вещи по недействительной сделке, не должно конкурировать с обязательственными требованиями.

Данный вывод может быть подтвержден также ссылкой на абзац седьмой п. 29.5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому по требованию о возврате владения вещью (при исполнении встречного реституционного требования в адрес должника) допускается исполнительное производство в ходе любой процедуры банкротства, поскольку эта вещь не входит в конкурсную массу и требование о ее возврате не является конкурсным {amp}lt;13{amp}gt;.

Выше мы отмечали, что основанием для прекращения обязательств является судебный акт. Поэтому очевидно, что отмена судебного акта устраняет его правовые последствия — прекращенные требования восстанавливаются.

В то же время целесообразно поставить вопрос о том, каким образом следует поступать правоприменителю в случае возникновения спора о праве требования, прекращенном в связи с освобождением от обязательств по завершении процедуры реализации имущества гражданина. По существу, этот вопрос можно сузить: должен ли суд рассмотреть такое требование и отказать в его удовлетворении по мотиву его прекращения или он вправе оставить заявление без рассмотрения?

Полагаем, что единственно верным будет следующий вариант ответа: суд должен рассмотреть требование и, установив, что оно относится к числу прекращенных по результатам процедуры банкротства гражданина, вынести судебный акт об отказе в его удовлетворении. Во-первых, отсутствуют основания для оставления заявления без рассмотрения.

Во-вторых, определение того, является ли обязательство прекращенным, как раз и представляет собой судебную деятельность, результаты которой затрагивают заинтересованные стороны (кредитора и должника). Именно поэтому такая деятельность должна осуществляться в процессуальной форме, предусмотренной для исковых процессов.

Указанный вывод не затрагивает ситуации, когда соответствующее требование было рассмотрено между теми же сторонами. В таких случаях имеется самостоятельное основание для прекращения производства по делу (тождественность спора), однако нет также препятствий для оставления требования без рассмотрения, если имеются к этому самостоятельные основания, предусмотренные процессуальным законодательством.

Как следует из абзаца пятого п. 28 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. N 35, установление требования в реестре требований кредиторов препятствует повторному рассмотрению такого требования в исковом производстве после утверждения в деле о банкротстве мирового соглашения.

при установлении требования в деле о банкротстве гражданина это требование существовало, а после завершения реализации имущества должника — прекращено. Различие в фактических обстоятельствах (необходимо учитывать иную фактическую обстановку) не позволяет прекратить производство по делу по мотиву рассмотрения тождественного спора.

Здесь, однако, есть исключение: если требование в деле о банкротстве рассмотрено и в установлении этого требования было отказано (по мотиву отсутствия обязательства или в связи с заявлением о пропуске срока исковой давности), то суд должен прекратить производство по делу по мотиву тождественности спора (фактические обстоятельства не менялись).

Момент освобождения от обязательства

Ответ на вопрос об основании прекращения обязательства предопределяет и ответ на вопрос о моменте его прекращения — не раньше, чем суд вынесет определение о завершении реализации имущества гражданина-должника.

В то же время следует выяснить, прекращается ли обязательство до истечения срока на апелляционное обжалование указанного выше определения. Принимая во внимание, что речь идет об определении, которое подлежит немедленному исполнению (ст. 187 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), моментом прекращения обязательства следует считать дату вынесения определения о завершении реализации имущества гражданина-должника, независимо от срока на его апелляционное обжалование.

Освобождение от обязательств для кондикции владения

Если гражданин является должником по кондикционному обязательству в виде кондикции владения, то с завершением реализации имущества должника это требование не прекращается. Так, кондикция владения предполагает отсутствие у должника права собственности, поэтому соответствующий кондикцируемый объект не входит в конкурсную массу должника.

В то же время, если речь будет идти о денежной кондикции, например, в связи с отсутствием возможности вернуть приобретенное имущество в натуре (ст. 1105 ГК РФ), данное требование следует признать конкурсным, так как оно будет исполняться из имущества должника, в связи с чем должно быть уравнено с другими требованиями в отношении того же имущества.

Отдельного обсуждения заслуживает вопрос о кондикции вещей, определенных родовыми признаками и смешавшихся с такими же вещами должника. Полагаем, что и в этом случае речь должна идти о конкурсном требовании, даже если кредитору будет предоставлен иск о передаче вещей названного рода из смешанной массы, так как кредитор будет обращать иск против массы должника, а не истребовать принадлежащие ему вещи, не входящие в такую массу.